Эквивалентность ситуаций и личностные диспозиции

Легко можно представить случаи, где при всем видимом тождестве ситуаций выпадающие в «остаток диспозициональ-йые различия» обусловливают даже не во многом, а всецело направленность поведения. В связи с последним примером можно спросить: а не попадают ли объективно одинаковые ситуации, например решение определенной задачи двумя людьми, в два различных класса ситуаций? Для одного это ситуация, когда он, справясь с задачей, тем самым подтверж­дает свои способности; для другого это одна из ряда эквива­лентных возможностей получить социальное признание (та­кая же, например, как произнесение речи). Поэтому встает Вопрос: относится ли поставленная задача у обоих людей к субъективно эквивалентным классам ситуаций достижения? Очевидно Эквивалентность ситуаций и личностные диспозиции, что это не так, а если и так, то весьма условно лишь при исключении возможности одобрения другими факта ре­шения задачи. Если человек в ситуации одиночества ведет себя иначе, чем в присутствии других, то это не значит, что его поведение непоследовательно. Просто эти две ситуации отно­сятся им к разным классам эквивалентностей. Непоследова­тельным поведение кажется наблюдателю или психологу, если они распространяют на всех людей собственное деление ситуаций на классы эквивалентности независимо от того, со­ответствует ли оно делению на такие классы другими людьми.

Эта проблема связана не только с ситуациями, но и с лич­ностными диспозициями, определяющими Эквивалентность ситуаций и личностные диспозиции разного рода дей­ствия. Так, правомерно предположить, что активное участие в учебных занятиях, упорство в выполнении домашних зада­ний, кропотливый ручной труд и интенсивность спортивных тренировок представляют собой проявления мотива достиже­ния. Однако могут найтись люди, для которых эти виды дей­ствий неравнозначны и поэтому не определяются в одинако­вой степени мотивом достижения. Эти люди, в свою очередь, могут показаться непоследовательными лишь тому, кто воз­можно механически переносит на всех свое представление о возможных проявлениях в сферах деятельности указанных личностных диспозиций.

Бем и Аллен назвали «номотетическим заблуждением» обычно встречаемое в дифференциальной психологии и пси­хологии личности признание одной, одинаковой Эквивалентность ситуаций и личностные диспозиции для всех ин­дивидов (т. е. нормативной, имеющей ранг всеобщей законо­мерности) сферы действия какого-либо фактора. Сфера дей­ствия для каждого человека должна быть описана прежде всего идеографически, т. е. в каждом конкретном случае долж­ны быть прозондированы и затем отнесены к соответствую­щим сферам деятельности классы эквивалентности. Если сде­лать это, то поведение конкретного человека окажется, как и подсказывает наша обыденно-психологическая интуиция, го­раздо более последовательным по отношению к различным ситуациям, чем это представляется в слишком нормативных и недостаточно идеографически обоснованных исследованиях личности. Как это происходит, Бем и Аллен показали на при­мере двух диспозиций: дружелюбия и добросовестности Эквивалентность ситуаций и личностные диспозиции. Исследователи опросили испытуемых, насколько они относи­тельно этих черт считают свое поведение последовательным в различных ситуациях. Та же информация была получена кос­венным путем, при помощи опросника, где поведение задава­лось через различные ситуационные контексты. Как и ожида­лось, корреляции между различными ситуациями были меньше в той группе, представители которой оценивали свое поведе­ние как более вариативное. Это означает, что классы эквива­лентности ситуаций, с которыми они соотносили требуемые виды поведения, были более специфичными.



Подобным различиям в классах эквивалентности, по-види­мому, соответствуют, как показывают наши примеры, разли­чия в оценке исхода действия или в оценке его последствий Эквивалентность ситуаций и личностные диспозиции. Поскольку такие оценки нельзя вывести из особенностей ак­туальной ситуации, одинаковых для всех людей, их попыта­лись трактовать в психологическом исследовании как устой­чивые мотивы. Индивидуальные различия в таких мотивах имеют возрастную динамику, особенно в первые годы жизни. Наряду с мотивами для объяснения индивидуальных разли­чий поведения, которые не могут быть выведены из особенно­стей ситуации, были постулированы и другие диспозиции. Сюда относятся такие диспозиции, как способность к перера­ботке информации и планированию, интересы, установки, личностные конструкты и т. п.

Все эти дескриптивные понятия созданы, в конце концов, для объяснения индивидуальных различий в поведении, его однородности в схожих ситуациях и Эквивалентность ситуаций и личностные диспозиции стабильности во времени. Их источник — объяснение поведения с первого взгляда, но обычно этими понятиями пытались объяснить больше, чем это требуется при объяснении со второго взгляда. Если учет ситу­ационной обусловленности поведения в итоге сводит на нет роль упомянутых личностных факторов, то при третьем взгля­де становится очевидной их необходимость для объяснения восприятия человеком конкретной ситуации и возможности собственных действий — при объяснении классы различных ситуаций и собственных действий выступают для него в каче­стве эквивалентных.

Объяснение с третьего взгляда: взаимодействие индивида с ситуацией

Объяснение поведения с третьего взгляда представляет собой синтез, преодолевающий крайности односторонней ло­кализации причин поведения как Эквивалентность ситуаций и личностные диспозиции личностно центрированной теории свойств (первый взгляд), так и ситуационно центриро­ванного ситуационизма (второй взгляд). Конечно, можно представить предельные случаи, когда поведение определяет­ся только свойствами личности или только ситуацией: в пер­вом случае это нечто специфически психопатологическое, во втором — нечто крайне автоматизированное, поведение по типу «стимул—реакция». Но, как правило, в промежуточных случаях поведение обусловлено как личностными, так и ситуа­ционными факторами и, более того, является при этом резуль­татом взаимовлияния индивидуальных диспозиций и особен­ностей актуальной ситуации. При экспериментальном анализе условий такое взаимовлияние выступает как статистическое взаимодействие. В контексте дисперсионного анализа это вза­имодействие означает наличие эффектов, не Эквивалентность ситуаций и личностные диспозиции объяснимых про­стым суммарным вкладом личностных и ситуационных фак­торов. Одинаковые особенности ситуации при различных дис­позициях по-разному, порой даже противоположно, влияют на поведение.

Для примера рассмотрим два экспериментальных исследо­вания. В первом (Е. French, 1958) итоговым действием высту­пал результат группы. В двух группах из четырех человек каж­дому испытуемому давалось по 5 предложений, из которых всем вместе нужно было составить связный рассказ. Группы были подобраны однородно по сочетанию двух мотивационных диспозиций. У испытуемых одной группы был силен мо­тив достижения и слаб мотив сотрудничества, у испытуемых другой группы — наоборот. Кроме того, в одной и той же экс­периментальной ситуации варьировался Эквивалентность ситуаций и личностные диспозиции характер поощрения. В перерыве экспериментатор делал одобрительные замечания, касавшиеся либо трудолюбия, либо слаженности работы груп­пы. Как показывает рис. 1.2а, группы с преобладанием мотива достижения показывали лучшие результаты при поощрении их трудолюбия, а группы с преобладанием мотива сотрудни­чества — при поощрении слаженности.

Во втором исследовании (U. Kleinbeck, K.-H. Schmidt, 1979) изучалось предпочтение заданий разных степеней сложности при профессиональной подготовке. Зависимой переменной в этом эксперименте выступала частота выбора легких зада­ний. Ученики были разделены по своей мотивации достиже­ния на стремящихся к успеху и избегающих неудач. Критери­ем различения ситуаций служило их восприятие самими уче­никами, а именно важность, по Эквивалентность ситуаций и личностные диспозиции их мнению, успеха в работе, которую предстояло выполнить, для успешности обучения в целом (так называемая инструментальность актуального дей­ствия по отношению к значимой цели более высокого ранга). Как видно из рис. 1.26, субъективно воспринимаемая инстру­ментальность конкретного задания относительно успешности обучения явно сказалась лишь на результатах группы с преоб­ладанием мотива успеха: если инструментальность ситуации оценивалась как высокая, большинство испытуемых этой группы выбирали легкие, а не трудные задачи.

Общую формулу поведения (V) как функции (/) актуаль­ного состояния субъекта (Р) и актуально воспринимаемого окружения (U) дал еще в 1936 г. Левин (К. Lewin, 1936):

У = /(Р, U).

Рис. 1.2. Взаимодействие между личностными диспозициями и Эквивалентность ситуаций и личностные диспозиции особенностями ситуации при одной и той же задаче: а) результаты групп с преобладанием мотива либо достижения, либо сотрудниче­ства, когда экспериментатор хвалит испытуемых либо за усердие, Либо за слаженность (French, 1958); б) процент учеников, выбрав­ших легкие задания в зависимости от ориентированной мотивации Достижения и от субъективно высокой или низкой инструменталь-Ности актуальной проблемной ситуации для успешности обучения в целом (Klienbeck, Schmidt, 1979)

Влияние актуального состояния субъекта и состояния си­туации (окружения) обоюдно зависят друг от друга. В первом примере сила мотива достижения, повышающая эффектив­ность соответствующих действий, проявляется больше всего при подкреплении главного мотива ситуационным стимулом, по своему Эквивалентность ситуаций и личностные диспозиции содержанию сопряженным с этим мотивом, напри­мер при поощрении трудолюбия в группе с преобладанием мотива достижения и кооперации в группе с преобладанием мотива сотрудничества. Из второго примера видно, при каких ситуационных условиях не происходит характерного подкрепления личностной диспозиции. Как известно, люди с мо­тивацией успеха предпочитают задачи субъективно средней степени сложности. Если же от решения задачи во многом зависит достижение цели более высокого порядка (высокая инструментальность относительно успешности обучения), то о склонны меньше рисковать. А так как ориентированные неудачу люди стремятся уклониться от задач средней трудности, низкая или высокая инструментальность ситуации не сказывается на типичных для них предпочтениях.


documentagdqudd.html
documentagdrbnl.html
documentagdrixt.html
documentagdrqib.html
documentagdrxsj.html
Документ Эквивалентность ситуаций и личностные диспозиции